Новоалтайский краеведческий музей имени Марусина В.Я.

Доронин Павел Васильевич (1904-1942)


    Уроженец Куйбышевской области. На Алтае с 1918 г., работал в локомотивном депо железнодорожной станции Барнаул. Призван на фронт в 1941 г., комиссар батальона. Погиб при обороне г. Сталинграда в районе Тракторного завода 6 октября 1942 г.



   «Томи, Любе, и Нинуси !!! Милые детки Вы скоро пойдете в школу, Папка просит Вас с первого дня начать учиться только на хорошо и отлично, а ежели Вы начнете учиться на «пос» с первых дней, значит к концу 1-2 четвертей будет у Вас очень много «плохо» Вот давайте соревноваться я буду уничтожать фашистов больше скарее разгромим Гитлеровскую погань армию с их Бандитами руководителями А Вы учитесь хорошо, договор проверим после первой четверти понятно Ну вот и все целуйте маму за меня, целую Вас привет сынишке Венуськи большой наверно стал ну скоро увидимся. Ваш Папа».
   «Здравствуйте мои милые Шурик, детки мама и наши. Я здоров по прежнему. Ну вот Шурик завтра исполнится 8 м-цев как я из дома, как временно война разлучила нас. Время проходит не заметно Шурик, периоды – учеба, в резерве, а сейчас практическая работа. Вчера Нач. политотдела назначил меня военкомом отдельного стрелкового батальона. Батальон ловко дрался в июле с проклятой немчурой имеет хорошие боевые традиции. Вот на мою совесть, мое умение возложена Задача Закреплять хорошие боевые традиции батальона и продолжать политвоспитательную работу с бойцами, командирами и политработниками. Ну как тебе Шурик рассказать о моих первых шагах участия и поведения в боевой обстановке? Тебе конечно известно, что я до появления на фронт был не обстрелян. Постепенно обстрелялся прилично уже появилось умения отдельных боевых эпизодов. Сегодня мы переходим с этого места на другое т. е. нас подменили другая часть. Идем в такое место где более-менее спокойнее но все же против противника. Условия Шурик здорово изменились по сравнению с Белебеем и Москвой, здесь конечно трудностей чуть, чуть по-больше. Это и понятно так как на войне бывает все. На то она и война называется. Но мы ведем себя Геройски Хорошо знаем За что воюем За Нашу Родину За Наш Народ Наши Семьи. Немного осталось Шурик пережить трудностей и лишений, а в дальнейшем будет легче, а там и к концу. Разгром Гитлеровских полчищь наступит в 1942 г. Ну на счет питания и других обеспечений здесь обстоит хорошо . Лозунг все для фронта выполняется не плохо. Со спаньем находить приходится время, вобщем жить можно воевать будем до победы. Посылаю этот рисуночек. Это моя мордашка, которую срисовал младший лейтенант (художник небольшой). На досуге в блиндажике под свет свечей он показал свое искусство а я ему позировал. Правда похож относительно, многое отсутствует Мундштук тот черненький который я приобрел в Сороч. Логу Ну а остальное как видишь мало похож ну ты конечно, что нибудь найдешь в чертах моей мордашки. На счет содержания пока еще не получал денег здесь мне окромя партвзносов никуда не требуется Завтра организую получение зарплаты лишние деньженки перешлю тебе на приобретение продуктов особенно на зиму. Ну пока Шурик все будьте здоровы Целую тебя деток и родителей. Нашим я еще отсюда не писал найду время напишу. От тебя думаю завтра что нибудь получить т. е. те письма я все жду, которые ты еще писала в Москву на почтамт. Передай военкомовский привет знакомым. Адрес на конверте. Тебя любящий Павел».
    *Стиль и орфография сохранены

II Этап акциии "Солдатское письмо" 2014

Сюткин Григорий Трофимович (1925-1943)


    Родился в селе Санниково, в 1930-х гг. семья переехала в Чесноковку Барнаульского района. Окончил 7 классов Чесноковской школы №1. В начале 1943 г. был призван в Красную Армию. На фронт попал в составе штрафной роты, пропал без вести в конце лета 1943 г.



   «Здравствуйте дорогие родные Мама Бабушка, брат Володя и сестра Нина. Шлю я вам свой привет и желаю всего хорошего в вашей жизни Еще привет Ленки, Шурику, Анастасии и Толи Еще привет дяди Капитону тети Паши и Люси привет Барыбиным. А теперь опишу о себе. Нахожусь в настоящее время на передовой в обороне на (замазаночернилами военным цензором) направлении. Служу связным у командира взвода. Пока жив и здоров того и вам желаю. Я вам посылаю всего третье письмо одно с дороги и вот другое с передовой нахожусь уже здесь 14 суток Кормят нас ничего 800 гр хлеба и два раза горячая пища о себе писать нечего пишите как живете вы.
   Еще напишу что сильно соскучился о Ниночке и вообще обо всех вас. Пропишите как живете как нащет питания, сколь посадили картошки и разного другого. Как доит корова. Все что есть нового все пропишите а то скучно охото узнать о вас. Где сейчас находится Иван дайте его адрес. Чем занимается Владимир и помогает ли он дома. Дружно ли живете не ругайтесь живите дружно. Где находится Барыбин И. и Шипачев И. и Вьюжанин М. Есть ли письма от дяди рамана. от Федуловых как там они.
   Пока досвидание ваш сын внук и брат Сюткин Григорий 4/VII-43г.»
    *Стиль и орфография сохранены

III Этап акциии "Солдатское письмо" 2015

Кузнецов Александр Емельянович (1922-1941)

    Кузнецов Александр Емельянович (1922-1941). Родился в селе Белоярское Барнаульского района Алтайского края в семье колхозников. Закончил белоярскую школу, увлекался охотой, рыбалкой, фотографией, помогал родителям в колхозе. В 1940 г. призван в Красную Армию. Служил в городе Жмеринка (35 км от Винницы). В июне 1941г. был переведен для дальнейшего прохождения службы город Дрогобыч (Западная Украина) в звании сержанта, в должности командира отделения. Его воинское соединение вступило в войну одним из первых. Участвовал в боях в Львовской и Смоленской областях. Пропал без вести в декабре 1941 г. До Великой Отечественной войны проживал по адресу: Алтайский край, Барнаульский район, село Белоярское, ул. Боровая, дом № 1.



«10.06.1941 г. Здравствуйте дорогие родители папаша, мамаша, брат Вася, Миша, сестра Юля. Писем я от вас давно не получал, а скоро ли получу – не знаю. Дело в том, что они идут на литер «В» из штаба их посылают обратно. Нашему почтальону проверять не дают.
   Живу хорошо. Командир. Проявляю свои способности в учительской работе. Приходится говорить по 6 часов, что очень трудно. Ну ничего. Зато легче топать. Требуешь и все. За всеми смотришь. Вот время свободного мало. Приходится работать над собой. У меня есть один больной вопрос. Правда, его разрешить не трудно, надо помощи со стороны вас. Задумал купить часы руб. за 100, 60 руб. набираю, а 30 надо бы. Пока живут у нас поляки, сходить бы с ними. Они говорят, что можно купить за 100-125 советские или польские, которые пойдут еще 10 лет. Уже нашел товарища-поляка, из Дрогобыча, который приглашает в город и выберет. Он часовой мастер. Эта вещь не потеряется, и всегда можно сплавить. В гражданке за часы надо руб. 250-300. Вот и хочу попользоваться моментом. Если есть возможность – пошлите, нет- обойдусь без часов. Только посылайте в конверте руб. по 5. Хотел руб. за 60 купить, но не посоветовали – старые, и худые. Видно будет.
   От Степы писем уже месяц не получал, от Зудилова - тоже, а от вас дней 20. Как живете, не знаю. Но думаю, хорошо. Пишите ответ, как огород, Миша, Юля, Вася, здоровы и так далее.
   Погода хорошая, правда, ветер. Вчера тоже ничего. 2 хорошая, да день дождь. Привет Калигиным, Савиным, Упоровым, Юдиным.
   Писать некогда. Надо готовиться к занятиям.
   Пока до свидания.
   Жму руки. Целую».
   
   «19/VIII 1941 года.
   Здравствуйте, дорогие родители папаша, мамаша, братья Вася, Миша, сестра Юля.
   В первых строках моего письма сообщаю, что нахожусь жив и здоров, того и вам желаю. Живу пока нечего, ожидаю лучше, может, скоро война кончится.
   Посылаю 10 р. денег, не знаю, дойдут, нет, и не известно, дошли, нет те, что я посылал =20 р. и 100 рублевую облигацию.
   Дойдут ли эти.
   Ждал от вас телеграмму, но не получил. Сейчас опять новый адрес.
   Действующая армия
   Полевая почтовая станция 152
   758 ПТАП РГК 2 дивизия».
   
   «9.1.1942 года.
   Здравствуйте, дорогая Антонина Матвеевна. Разрешите вас побеспокоить моим письмом. Я не от себя, а по вашей просьбе.
   Во-первых строках моего письма я вам сообщаю, что я ваших 2 письма получил, за что благодарен.
   Уважаемая мать, я еще раз вас буду убеждать, вы конечно мне не <…>, но я, конечно, очень убеждать не буду. Но, конечно, жаль, что я потерял своего товарища, причем очень жаль вас как мать. Я познакомился с вашим сыном в городе Жмеренка, когда он приехал к нам служить в Армии, потом нас перебросили в город Дрогобыч, и вот здесь нас застала война, и когда мы сделали отход и стали на оборону реки «Десна», это от Москвы 358 километров. Так вот, мамаша, если хочется вам вспомнить место, где убит Саша, то прошу не забывать реку «Десну», это Смоленская область, 358 километров от Москвы по Варшавскому шоссе. Я никогда не забуду, так как меня здесь тоже ранило в шею. Пуля пронзила мне насквозь шею. Это дело было в один час с постигшим вашим сынком с Сашей вот что я знал про вашего сына, больше я не могу ничего сказать, адрес я ваш узнал в штабе дивизиона. Вот все.
   Желаю вам хороших успехов в дальнейшей жизни, а также поздравляю с Новым 1942 годом. Затем до свидания. За вашего сынка, младшего сержанта, мы Все Мстим».
   
   
*Стиль и орфография сохранены

Купряшин Иван Иванович (1925-1945)

    Купряшин Иван Иванович (1925-1945). До Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. проживал в селе Малахово Косихинского района Алтайского края. В 1943 г. мобилизован в Красную Армию. На фронте с начала 1944 г., рядовой, шофер. Освобождал территорию Украины, Румынии. Награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу». Погиб в июне 1945 г. во время ликвидации бандформирований в Западной Украине.



«Мамуся, Здравствуй.
   <…> Зоя и братишка Вена.
   Всем я вам посылаю свой горячий гвардейский привет и желаю наилучших успехов в вашей жизни. Мама, я вам пишу не ответ на письмо, а просто для успокоения вас. Ну, пару слов о себе. Живу я пока хорошо, пока жив, здоров и невредим. Вот мамуся, напишу я тебе фронтовую песню, и она аккурат к тебе подойдет.
   «Спит деревушка, где-то старушка ждет, не дождется сынка. Сердцу не спится, старые спицы тихо дрожат в руках. Ветер уныло гудит в трубе, тихо мурлыкает кот в избе. Спи, успокойся, шалью укройся, сын твой вернется к тебе. Утречком ранним встречи нежданной кто-то, входя домой, варежки снимет, крепко обнимет, сядет за стол с тобой.
   Будешь смотреть, не спуская глаз.
   Будешь качать головой не раз.
   Тихо и сладко плакать украдкой,
   Слушая сына рассказ.
   
   Солнышко ярко глянет в окошко,
   Радуга, вдруг, оживет.
   Жизнь фронтовая, даль боевая,
   Где проходит полет.
   
   Глянешь на сына разок-другой,
   В летную куртку и бровь дугой.
   К сыну прижмешься и улыбнешься,
   Не пропадет, мол, такой.
   
   Спит деревушка, где-то старушка,
   Мысли ее далеко.
   Спи, успокойся, шалью укройся,
   Сын твой вернется к тебе».
   Ну вот, мамаша, новенького ничего нету писать. А мне сообщайте, как вы живете. Я живу хорошо, передавайте привет Тюлениным и остальным».
   
   
*Стиль и орфография сохранены

Нечепуренко Григорий Максимович (1910-2007)

    Нечепуренко Григорий Максимович (1910-2007). До Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. проживал в с. Топчиха Топчихинского района Алтайского края, работал шофером. Был женат, имел сына и дочь. В июне 1941 г. мобилизован в Красную Армию Топчихинским райвоенкоматом. Воевал в составе отдельной роты химической защиты, шофер. Контужен. После демобилизации осенью 1946 г. работал в колхозе шофером, механизатором, животноводом.



«1 июня, 1942 г.
   Здраствуй, Аня, целую я вас и целую наших деток Надю и Колю и еще передай поклон мамаше. Сообщаю вам, живу я пока хорошо, жив – здоров, и вам желаю всего хорошего в вашей жизни и здоровье. Аня, что я вам могу сказать и спросить. Хотя мне и так понятно, что сейчас у вас делается, но охота узнать, как в настоящее время ты с детьми живешь. Есть ли у вас что кушать и вообще, что у вас есть, как управляешься с колхозной и домашней работой. Аня, я знаю, что тебе трудно одной с детьми, но ничего, надо как- нибудь переживать. Аня, я не знаю, как вы получаете от меня, но я очень часто вам пишу письма, а от вас еще как получил, которые ты писала 15 февраля, и больше не получал. Аня, если будешь высылать фотокарточку, то высылай только заказным письмом. Еще я не знаю, получила или нет ты деньги, которые я посылал пятьдесят рублей. Ну еще пропиши, как справляетесь с колхозной работой, то есть что ты в колхозе делаешь и что Катя делает, кто водится с детьми и как дела с огородом, как живут мамаша с Нюркой, слышно ли что про Яшу и про Костю, то есть, пишет ли отцу Костя письма. Я нашим взаимно посылал 2 письма, но ответ не получил, очень обидно, когда посылаешь письмо, но ответ не получаешь. Аня, я еще раз хочу сказать, если нет у вас готовой карточки, то и не посылай пока, я не попрошу, а то у нас пока адрес не надежный, сюда-туда движемся, а когда будет точный, то я сообщу. Ну, а на это письмо и вообще пока не пиши. Аня, я еще раз скажу: береги всякую хозяйственную мелочь, не разбрасывайся ничем, также берегите и все колхозное, а то трудно все сейчас добыть, сейчас надо в первую очередь на военные нужды, на фронт, для разгрома врага, а кончится война, и тогда кто будет жив, то все равно не сразу для нас появятся сукно, хром, пряники и всякие нежности, а сперва надо будет делать тяжелую индустрию, укрепить военную промышленность, а потом все остальное. И кто будет жив, то ,несомненно, все будет поставлено и налажено, и пускай немцы не думают о победе над русским народом. А они будут разбиты и окончательно уничтожены. Пока остаюсь жив и вам желаю счастья здоровья и успехов. Аня, береги Надю и Колю, это наши цветы, которые для нас очень дороги. Пока до свидания».
   
*Стиль и орфография сохранены

                                       


E-mail: agkm@intelbi.ru

© Алтайский государственный краеведческий музей, 2007-2015
По вопросам, связанным с сайтом, пишите
mailto:agkm@intelbi.ru

Музеи России Музеи России Портал Культура.рф  

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100