Заринский краеведческий музей

Дубровин Дмитрий Васильевич (1922-1943)


    Родился в с. Улус-Тараба Кытмановского района, впоследствии семья перебралась в с. Сорокино Сорокинского (ныне Заринского) района. После окончания школы получил специальность шофера 3-го класса. В октябре 1940 г. был призван в Красную Армию. Лейтенант. Погиб при выполнении боевого задания 16 марта 1943 г. под Старой Русой (Новгородская область).
    *Стиль и орфография сохранены



   «Здравствуй Мамаша, Папа, Нюся и Дуня .
   Шлю свой горячий Пламенный привет.
   Мамаша я опишу как я доехал на место где сейчас я нахожусь.
   С восьмого числа как мы выехали из Сорокино и по 25 числа я находился в пути. С 8 по 10 число доехали до Барнаула. С 10 по семнадцатое жили там на даче и в школе ф.з.у. с 17 числа мы сели в вагон и никто не знал куда мы должны ехать. Ночью мы приехали в Новосибирск и оттуда повернули на запад, ночью проехали Омск и другие города только пришлось днем проезжать через гор. Оренбург ныне Чкалов. Откуда я послал открытку и не знаю получали вы ее или нет. Из Оренбурга повернули на Саратов и не доезжая его 150 км мы слезли на станции Мокроус и с этой станции пешком дошли до места 30 км в с.Градэнфмер Саратовской области, тут пока и живем на частной квартире с Григорием Ахниным.
    Обмундирование еще не получили.
    Мамаша в общем мы находимся у немцев-поволжья. Мамаша я здоров и думаю вы тоже здоровы. Мамаша мы будем учиться изучать военное дело так как я изучал машину и как я учился в школе.
   Мамаша передай привет всем моим знакомым и друзьям Особенно Доне.
   От меня и от Гриши.
    Пущай передаст привет знакомой которая учится в уч-комбинате, он про это знает.
   
   Пока до свидания остаюсь здоров и того вам желаю.
   Письма не пишите пока, потому что адреса не знаю.
   
   26/Х 41г. Дубровин».
   
   
   «Здравствуйте!
   Мамаша, Папаша, Нюся, Дуся, и Шурик.
   С приветом к вам ваш сын Дмитрий. Мамаша я получил от вас 4 письма на этих днях, но ответ не писал, потому что я сфотографировался и дожидал фото. Сейчас фото получил и высылаю вам 3 фотокарточки. Мамаша если будет возможность я сфотографируюсь во весь рост и вышлю. Мамаша несколько слов о себе. Мама живу я по военному т.е. так как живет и работает вся наша армия. Но мама я сейчас нахожусь в тылу. Готовлю людей и сам себя к предстоящим боям с фашистскими извергами. Мамаша прошу опишите подробнее о своей жизни и жизни других. Мамаша опишите как учится Дуся и в каком классе и прошу передайте приветы знакомым и товарищам. Мамаша больше писать нечего.
   До свидания. Дмитрий.
    11/12.42г. Опишите как молодежь проводит свободное время работает ли клуб. Опишите. Где сейчас находится Чернов В.».
   
   
   «8/3.42г.
   Здравствуйте Мамаша, Папа, Нюся, Дуся и Шурик. Мамаша я пишу вам письмо в котором хочу сообщить что я выслал вам денег 200 рублей .
   Мамаша мне их здесь не нужно, потому что здесь купить нечего. Хотел купить чего нибудь тебе в подарок из мануфактуры, но как я сказал, что здесь нет. Мамаша возможно вам они будут нужны.
   Мамаша опишите как у вас дело начет зарплаты.
   Мамаша эти деньги я получил в 23 февраля за отличную подготовку, вернее был премирован.
   Мамаша еще опишите получили или нет мои вещи.
   Мамаша деньги я выслал 7/III 42г.
   Мамаша я прошу у вас если можно вышлите посылку из продуктов.
    Мамаша желаю быть здоровой.
   И также всем а Дуси учиться только на хорошо а Шурику расти.
    До свидания Дмитрий.
   Писать не об чем и тороплюсь».
        *Стиль и орфография сохранены

Печищев Иван Андрианович, 1898 г.р


    Барнаулец. Перед войной переехал с семьей в с. Сорокино, работал на почте. Призван Сорокинским РВК в 1941 г. Демобилизовался в сентябре 1945 г.




   «Свои послания жене Лидии Иван Андрианович посылал в стихах, параллельно записывая их в блокнот, который впоследствии передал в дар музею.
   8/II - 1945 г.
    «Добрый день, дорогая подруга.
   Письмецо получил я твое.
   Вижу я, не забыла ты друга
   Радостью наполнилось сердце мое.
   
    И прочел его несколько раз
   Вспомнил дом, берега Чумыша
   Не забыл твоих ласковых глаз
   Бродит в памяти все не спеша.
   
   Вспомнил, как бывало весной
   На охоту пойти спешил поскорей
   Закидаешь «скрадок» прошлогодней травой
   И сидишь, поджидая прилет селезней.
   
   Эх! Как хочется мне побывать
   У тебя на родной стороне
   Хоть минутку тебя приласкать
   Посидеть бы с тобой в тишине.
   
   И когда та минута придет
   Не приснится она и во сне
   Время быстро шагает вперед
   Приближается снова к весне.
   
   Вот и эту весну мы не вместе
   Проведем ее снова с тобой
   Не закончили мы еще счет мести
   Над немецко-фашистской ордой.
   
   Жди! Недолго осталось ждать
   Я вернусь, когда будет Приказ
   По всей стране салют Победы дать
   И прогремят орудия последний раз.
    Твой Ваня.».
    *Стиль и орфография сохранены

Шаманов Борис Степанович (1926-1945)


   Барнаулец. В 1930-х гг. семья переехала в с. Сорокино. В 1943 г. призван в армию. Учился в артиллерийском училище, г.Уяра Красноярского края. На фронте с 1944 г. Погиб в бою 7 марта 1945 г., похоронен в Латвии, д. Дурусмула.




   21/II – 45 г.
   «Добрый день дорогие мои мама и сестренка Оля! С приветом к вам ваш сын и брат Борис.
   Спешу сообщить вам то, что до сего времени нахожусь на старом месте и пока занимаю должность писаря. Питание сейчас, разумеется, не то, что было летом, однако жить можно. Свободного времени почти нет совершенно, так что письма мне писать некогда. Сегодня я от Оли получил письмо за 10/I – 45, из которого я и узнал, что дома все благополучно, что Нуф-нуф стал уже большим поросенком. Олю я в этом письме попрошу к концу учебного года повысить успеваемость и сейчас же приступить к повторению пройденного материала. Пишите мне, получаете или нет письма от отца или может быть из Барнаула.
    К сему Шаманов».
    *Стиль и орфография сохранены

Чернов Павел Агапович (1910 -1942)

    Уроженец с. Новозыряново, агроном-плановик. В 1941 г. призван в армию в Москве, где учился в аспирантуре. Воевал в истребительном батальоне в десантных войсках, старший лейтенант. Погиб 18.02. 1942 г.



   28/VI –41г.
    « Здравствуй моя Нюра!
    Сообщаю, что я жив и здоров.
   13.06 сдал на «хорошо» немецкий язык (сейчас пригодится), а вчера, 27.06.41г. сдал на «отлично» философию (тоже пригодится). Если прибавить аграрную теорию, которую, как тебе известно, я сдал на «отлично», то, в общем, и результаты не плохие! И так, первый курс аспирантуры окончен на «отлично».
   Сегодня ночью еду сдавать за второй и третий курс аспирантуры: одновременно буду сдавать зачет – кандидатский минимум за 2 курс аспирантуры, и буду « писать» «диссертацию» и защищать ее на ученую степень кандидата наук – за третий курс аспирантуры….
   Я думаю, ты меня понимаешь, о чем речь идет: Я еду на фронт!
   И так, милая моя Нюра, то о чем так много до сих пор говорилось – о решительной схватке с капитализмом – это время настало. Я, сын простого крестьянина и неграмотной крестьянки, в условиях Советской власти, вырос значительно! Я метил в ученые. И это доступно в нашей стране каждому, кто к тому имеет способности. Однако мне помешало достигнуть этого… Буду жив – достигну. Но я твердо уверен, что счастье свободного туда и вершин науки будет отвоевано нашим советским народом для детей и дочерей наших.
    И вот я иду в числе первых, кто будет собственной кровью отстаивать это счастье. Я иду биться не на жизнь, а на смерть с кровавым фашизмом за счастье моего любимого Левочки и моей милой Олечки как и за счастье всех других кому принадлежит будущее. Я твердо решил умереть, но не возвращаться домой без Победы. Я буду биться с фашистами с напряжением всех моих физических и умственных сил.
    Кто знает, удастся ли снова свидеться, дело, однако не в этом. Я хочу сказать, что мы имеем перед собой наиболее сильного противника из всех, какие реально сейчас во всем мире есть. Борьба будет очень тяжелой. Она потребует очень серьезных жертв. Значительных трудностей. Это надо себе хорошо запомнить, чтобы не обмануть себя. Но надо еще тверже того запомнить, что дело за которое вместе с другими иду я сражаться – правое дело и что победа вне всяких сомнений будет за нами.
   Порукой этому – воля народа. Я не знаю, что было у Вас, но 6-ти миллионный народ Москвы, без всякого преувеличения, был и есть един в своих мыслях. Сурово насупив брови, каждый искал в эти дни лучших, отборных слов, чтобы выразить свою преданность родине и ненависть к кровавому фашизму.
   Около райвоенстолов и райвоенкоматов собирались огромные толпы патриотов родины, прося о немедленной отправке на фронт. Заявления бросали через головы. Был там и я. Я четыре раза ходил в райвоенкомат и вот, наконец, сегодня, я еду. Я искренне рад этому.
   Так как я не знаю, удастся ли мне еще написать тебе письмо, то я хочу про всякий случай написать кой о чем.
   Первое – вещи мои и книги я оставил у Александра Михайловича Степанова – друга моего. Вернее я бросил их в общежитии, т.к мне на сборы дано всего два часа; Саша их подберет. Если что случится со мной – съезди в Москву и забери их себе. Его ты найдешь по адресу: Москва, Московский плановый институт или: Москва, вторая Мещанская 39 кв. 36 или на крайний случай, справься в дирекции института.
   Второе – не подумай, что я так-таки себя за покойника считаю – ничего подобного! Мы еще с тобой поживем да еще как поживем. Береги себя, ребят, береги любовь. Я обещаю тебе, что я буду, возможно, чаще писать тебе, если не буду сильно занят. Я послал тебе 240 рублей – мою последнюю получку в аспирантуре МПИ. Буду тебе помогать в меру моих сил и с фронта.
   Дела свои устраивай по собственному усмотрению. Как только сообщу свой адрес – пиши, твои письма для меня всегда много значили, а теперь тем более.
   В письме посылаю тебе квитанцию на перевод 240 руб. не получишь – требуй, но квитанции не отдавай. Запомни – я перевод делал с 81 почт. отд.
   Передай от меня самый горячий искренний привет всем родным и знакомым.
   На этом мое первое письмо после мобилизации, заканчиваю. Целую тебя крепко, крепко моя милая Нюра!. Павел.».
   
   11/XII – 41 г.
   «Милая Нюра!
   Сообщаю, что я жив и здоров. На обороте посмотри мой новый адрес. Это моя новая профессия – чрезвычайно опасная, но и почетнейшая из почетных. Однако за меня не беспокойся – я буду жив и здоров; я уверен в своей голове и руках – они меня не подведут. Но немцы будут помнить истребителя Чернова, как они помнили его разведчиком.
   Твой старый друг младший лейтенант Павел – ныне лейтенант, через несколько дней будет старшим лейтенантом. Привет Леве. Крепко целую. Твой Павел.».
   
   10/XI – 41 г.
    Здравствуй Милая Нюра!
   Привет моему милому сыну Леве. Желаю ему вечных успехов. Береги его изо всех сил и люби за меня.
   Где же моя милая дочурка? Что я о ней не слышу ни слова? Почему от нее нет «письма»? Почему от Левика нет рисунков.
   Вот видишь каков у меня спрос!
   Сообщаю тебе, Нюра, что я жив и здоров как и прежде. Вот пошел уже пятый месяц, как я действую в разведке действующей Армии. А сколько пережито, сколь много перечувствовано! Смерть каждую минуту ходит по пятам.
   Однажды ты как то писала: остаться живым и здоровым – самое главное с точки зрения личного пожелания лично мне.
   Но также ты, совершенно справедливо писала, что проявление трусости ради спасения собственного живота – позор. Для меня это позор в тройне: 1) позор перед народом, перед родиной, 2) позор перед родителями, в т.ч. перед отцом, бившемся в партизанском отряде и в рядах РККА в годы гражданской войны, 3) позор перед моими цыплятами, моим дорогим сыном Левой и дочуркой Олей, за счастье которых не жалко своей жизни. И если случится так, что мы не свидимся больше – помни, что я жертвую жизнью прежде всего ради счастья ребят.
   Ты пишешь моя дорогая, в каждом письме о скорой Победе над врагом; тут есть доля недоразумения.
   Разъясню сие.
   Надо помнить и не забывать, что германская военная машина – чудовищная машина. Скорый, быстрый, молниеносный разгром этой машины – пустая мечта Ответ на это дал тов. Сталин в своих речах, в т.ч. в речах от 6.11 и от 7.11.41г. Я лично думаю так, что мы будем воевать еще зиму и лето а осенью следующего года закончим войну и закончим ее победоносно, т.е гитлеровцы с нашей земли побегут к себе домой.
   О том, что Гитлер будет разбит – об этом у меня никогда и ни на минуту не было сомнений. Об этом у меня такая же уверенность, как и то, что после ночи обязательно будет день. Но победа будет не скорой и не легкой. Еще очень и очень много жертв и лишений придется перенести, чтобы дождаться этого счастливого, радостного дня, праздника победы. Но через год это будет обязательно.
   Ты Нюра, и это вполне естественно, никакого представления о происходящей войне и жертвах ее не имеешь. Поэтому тебе многое совсем не понятно как сие на практике происходит… Ни кошмар, ни подлинная радость боя тебе не доступны. И это хорошо, что ни ты, ни мои орлята сего не испытали и надеюсь не испытают.
    Так что говорить о скорой победе можно и нужно, но при этом надо помнить, что эта победа будет не так уже скорой и ни такой легкой. Это не война с белофиннами, а дело куда более серьезное. Речь идет о жизни и смерти советской родины, о судьбе счастья и свободы 200 миллионного народа. Это не шутейное дело!
    И вот в этих условиях уберечь себя от пули врага – более чем мудреное дело. Это почти невозможно. Понимаешь ли ты это?...
   4.11.41г. я лез к немцу в окоп. Со мной шел Степан Поликарпович – ты его знаешь, он учился в рабфаке и в институте. Наскочил на мину, лишился ноги и руки. А бывает ведь и хуже…
   Однако для меня ясно одно: презрение к смерти не только рождает героев, но это и лучший способ сохранить свою собственную жизнь в бою, ибо побеждает смелый и остается живым тоже смелый; трус гибнет чаще и быстрее.
   Ты пишешь о моих «героических поступках» это слишком здорово сказано и лучше будет, если ты подыщешь поскромнее словцо.
   Да о мне в свое время писали в газетах, отмечали смелость. У меня и действительно есть что вспомянуть. Во всяком случае если буду скошен пулей врага, то не жалко: я свою цену за себя давно уже набрал.
   Но называть меня героем – это не скромно.
   Ну, вот кажется и все.
   Это кажется первое от меня тебе письмо за 4 месяца?
   Крепко целую тебя моя милая Нюра.
   
   Твой, горячо тебя любящий Павел».

   «Здравствуй Нюра!
   Сообщаю, что я жив и здоров. Отпраздновал 24-ю годовщину октября в окопах под гулом снарядов и свистом пуль. За это немецким фашистам тоже буду мстить.
    Живу я самой обычной жизнью фронтовика со всеми ее «сладостями» и радостями. На нашем участке фронта враг сидит в обороне больше месяца Бывает что он наступает. Но до сих пор было так, что он с позором изгонялся на свои исходные рубежи. Больше же беспокоим мы его. А вот под Москвой серьезные дела… Но я еще не теряю надежды быть в нашей ….. столице.
   8.11.41г.».
        *Стиль и орфография сохранены

Алешин Александр Михайлович (1905-1943)


   Уроженец Рязанской губернии. На Алтае с 1919 г. , с. Гоношиха, Сорокинский район. До призыва в армию работал счетоводом, бухгалтером-ревизором. В 1936 г. призван на действительную службу, после демобилизации окончил военно- политическое училище, младший политрук. Служил в дивизии, которая в 1940 г. связи с напряженными отношениями с Ираном была дислоцирована в г. Чарджоу. В 1942 г., после заключения мира с Ираном, дивизия была переброшена в Тулу на фронт. 6 марта 1943 г. А.М. Алешин погиб на Орлово-Курской дуге.






   8/IX - 1942 г.
   «Здравствуй дорогая любимая Маруся!!
   Письмо от вашего незабываемого мужа Александра Михайловича, посылаю вам с любимыми детками Тамарой А. Юриком А. Валериком А. с передовой линии фронта боевой привет.
    Еще передай привет дорогому папаши Устину и всем своим сестрам долгих лет хорошего успеха в молодой жизни.
   Маруся фашистские мерзавцы разлучили нас с вами, не дали возможности жить нам вместе, вместе с народом строить счастливую жизнь.
   Кровавые злодеи вторглись на нашу территорию, топчут наши родные поля, уничтожают наши цветущие города и села, убивают женщин и детей, стариков и матерей.
   Я хорошо помню и те незабываемые дни, когда я еще жил вместе в г.Семипалатинске.
    Мы часто сидели в своей квартире за столом со своими родными детками слушали радио, слушали об издевательстве наших мирных граждан.
   За период войны я своими глазами насмотрелся, что наделали гитлеровские мерзавцы.
   Дорогая Маруся за все отомстим этой банде за сожженные, разоренные города и села, за замученных наших отцов и матерей, сестер и братьев, за кровь, за слезы, за муки и пытки. За все отомстим палачам.
   Бойцы моей части героически сражаются уже продолжительное время на фронте, бьются до последней возможности за каждый метр родной земли.
   Много уже бойцов и командиров прославили себя в боях.
   Приближаются дни 25-й годовщины Великой Октябрьской Революции – Этот грядущий праздник мы встретим с гордо поднятыми знаменами овеянными славой победы.
   Маруся напиши, как в настоящее время живешь, какое состояние здоровья ваше и детей и т.д.
   До свидания Маруся.
   Крепко целую, жму ваши родные руки.
   Ваш Алешин»

   «Здравствуй дорогая Любимая Маруся!!
   Шлю вам пламенный боевой привет с передовой линии фронта.
   Посылаю самый наилучший привет своим любимым деткам Тамаре А. Юрию А. Валерию А.
   Передайте мой большой привет Папаше Устину и Ираиде Усти….. и тд.
   Дорогая любимая Маруся уже свыше 8 месяцев огненной линия разрезает нашу передовую линию фронта, пожарище войны бушует на ее просторах.
    Кровожадный враг напрягает все усилия, чтобы сломить наше сопротивление, отнять у нас все созданное народом.
   Нынешняя война - невиданная в истории война. Враг ставит своей цель., захват наших земель, политые нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти добытых нашим трудом. Он ставит своей целью восстановление власти помещиков, восстановление……….
    Не бывать этому! Разве для того проливали кровь наши отца и братья.
    Разве для того создовали новые города и села, строили железные дороги, создавали у себя крупную социалистическую промышленность. Заклятый враг старается всем этим воспользоваться.
    Не бывать этому никогда!
   Мы советские воины взяв в руки грозное оружие, будем сражаться до тех пор, пока не будет уничтожен последний немецкий захватчик на нашей Родной Земле.
    За это время дорогая Маруся мы прошли Огненную лавину. За это время мы научились воевать с коварным захватчиком, гитлеровские палачи на нашем участке фронта десятки, сотни нашли себе могилу.
    Нас встречает суровая зима. в эту суровую зиму мы должны очистить нашу родную землю. Разгромить фашистских захватчиков.
    Здоровье мое в хорошем состоянии, одет и обут хорошо так, что 2-я военная зима для меня не страшна. Родина обеспечила нас всем необходимым для того, чтобы мы разгромили врага.
    Маруся я не посылал вам писем уже продолжительное время.
    Вы на это не обижайтесь, за прошедший промежуток времени я посылать письма по ряду объективных причин служебного порядка не мог
   Сейчас у меня снова стала время написать вам скромное письмо. Сижу в траншеи и вспоминаю о вас и о своих детях, о прошлой своей жизни.
    Жить и жить хочется, но эту жизнь дорогая Маруся нужно завоевать в жестокой борьбе.
    Не далек тот день, не далёк тот час когда будет уничтожен гитлеровский захватчик на нашей родной Земле и снова мы встретимся с вами, будем жить на свободной родной земле воспитывать своих родных детей.
   
    Крепко целую вас
   Крепко жму вашу родную руку.
    Ваш Алексей
   
   5.12.42
   Майор Алешин
   (награжденный медалью За Отвагу)».
        *Стиль и орфография сохранены

Данилов Александр Данилович

   Гвардии капитан, агитатор полка. Погиб 20 января 1944 г., похоронен на станции Иваньково Днепропетровской области.




   7/XI - 1943 г.
    «Здравствуй Марфенька, здравствуйте дорогие детки и мама.
    Шлю свой чисто сердечный привет и желаю всего наилучшего в жизни.
    Я жив и здоров. Поздравляю с праздником, хотя это уже поздно.
    Давно не писал я Вам писем, но еще дольше не получал. Кажется, последнее письмо я получил в том месяце.
   И так, в июле месяце мы вступили в смертельную схватку с наступающим врагом. Остановив его наступление, мы перешли в контратаку и под мощным нашим ударом немцы покатились на запад.
    От стен Белгорода до берегов седого Днепра - таков мой боевой путь июля-сентября месяцев.
   Марфенька, много страшного я видел на пути по дорогам Украины. Я видел изуродованный немцами Харьков, сожженную Полтаву. Сотни сожженных сел и хуторов. Жутко. На месте села, в котором насчитывалось более 1000 домов не осталось и десятка хат и те, каким то чудом сохранившиеся. Дети, маленькие дети бродят по пожарищам, инстинктивно подходя к нему как к ранее уютному очагу. Причем некоторые из них потерявшие родителей от безжалостной руки немецких палачей.
    Я видел трупы советских граждан сожженных немецкими извергами. Я видел колодцы, наполненные изуродованными трупиками советских детей. Кровь застывает в жилах от такого жуткого зрелища.
   Мне кажется, мало их черной крови в оплату за все их жуткие преступления.
   Расскажи это, пусть знают все, что немцы сделали с Украиной.
   В первых числах октября наша часть вышла на отдых, но отдохнуть мне не удалось (затем отдыхаю сейчас). 8 октября я заболел и снова попал в госпиталь.
   Очевидно, был грипп в резко выраженной форме с некоторыми осложнениями на легкие. Хотя терапевт признал, что было воспаление легких, это враки, ерунда этому я не верю сейчас чувству. Себя хорошо. Силы снова вернулись, хороший аппетит и сон.
    Ну, пока все. Пиши мне, пиши обязательно. Не знаю долго ли буду в резерве, но все равно пиши. Друзья перешлют мне.
   Пока. Твой Шура.».
    *Стиль и орфография сохранены

Балакин Константин Яковлевич (1902-1943)

   Родился в г. Рязани, затем семья переехала на Алтай, с. Сорокино. На фронт призван Сорокинским РВК в 1942 г., пулеметчик. Пропал без вести в январе 1943 г.



    4/IX – 42 г. «Здравствуй, Татьяна Петровна и ребятишки Шура, Валя, Володя. Шлю я вам свой чистосердечный привет и всего наилучшего в жизни. Я вас прошу Шура, Валя, Володя, вы все трое слушайтесь своей мамы. Вы мне давали обещание, будете слушать, а то ей с вами будет очень тяжело. Ваш папа Константин Яковлевич.
    Татьяна Петровна, это письмо я писал на тот же день после обеда на занятии в лесу, на своей сумке. Я знаю, что ты поехала, была недовольна, что мало мне оставила. Мне этот груз очень тяжел, целые сутки на плечах, я прямо не рад. Он у меня вытягает все силы тебе приходится его донести только до Барнаула, нести 2 часа. Татьяна Петровна не думай, что я на тебя обиделся, что мало. Я был бы доволен, если бы ты согласилась со мной до единого сухаря доесть, потом уехать. Я был бы очень рад, Таня. Я потужил, что мало тебя проводил. Я все равно не мог завтракать, почему сама знаешь. Я очень тужу, я смог бы еще метров 500 проводить, с тобой побыть, но не вернешь. Но прошу, не скучайте. Костя.
    Татьяна Петровна передай привет нашим родным, я не смогу. Татьяна Петровна написать в этом письме нового, ты сама знала на этот день новости.
    С приветом к вам ваш папа. Целую всех вас крепко».

  &nbs«12/XI – 42 г.
  &nbs Здравствуйте многоуважаемая семья, Татьяна Петровна, Шура, Валя, Володя. Шлю я вам свой сердечный привет от Константина Яковлевича и папы вашего, и передайте всем родным и знакомым. Таня я получил ваши все письма, которые вы писали, за что благодарю. Письма ходят хорошо, пишите чаще, пока я жив. Затем Таня принимают посылки, можете послать варежки, носки и табаку, бумажки курить и писать хотя бы листов 20. Табак очень нужен, даже не курить, он тот же хлеб. Адрес мой тот же, что на письмах точно постоянный. Таня, я из твоих писем вижу, что ты спрашиваешь у меня кое-что, но я не могу тебе посоветовать, я очень далеко от вас. Поступай, как сама считаешь нужным. Таня мое здоровье ничего, только питание сама знаешь. Я сейчас на фронте, перешли порог фронта. Таня я видел во сне, на новом месте ложился спать, задумал, если свою семью увижу во сне, то я с ними повидаюсь. Я очень был рад, что во сне увидел вас, как будто положил в посылку карандаш и ниток немного. Может, дождусь вашей посылки, буду ждать, пока сердце будет биться. У нас снегу нету, но холод есть. Таня я ваши письма получил к празднику, очень был рад, как будто с вами провел праздник со своей семьей. Таня, я бы очень много написал, но нет времени, очень некогда, а когда и нельзя.
  &nbsС приветом к вам ваш папа. Целую всех вас крепко».
  &nbs     *Стиль и орфография сохранены

                                       


E-mail: agkm@intelbi.ru

© Алтайский государственный краеведческий музей, 2007-2015
По вопросам, связанным с сайтом, пишите
mailto:agkm@intelbi.ru

Музеи России Музеи России Портал Культура.рф  

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100